Saturday, August 18, 2007

Судьба или случай. «Случай» (1981) / Przypadek / Blind Chance

Не знаю, почему в литературе нет добросовестного описания Польши 70-х – ведь она могла бы сделать это лучше, чем кино. Мне кажется, что самое полное описание этого времени дал именно кинематограф. Но в конце 70-х я понял, что этот процесс имеет свои границы, которых мы с коллегами уже достигли, - дальше идти некуда и незачем.


В результате подобных размышлений возник «Случай» - фильм уже не о внешнем, а скорее о внутреннем мире – о силах, управляющих человеческой судьбой, толкающих человека в ту или иную сторону.

Основные недостатки фильма были, как обычно, следствиями недостатков сценария. Но сам замысел нравится мне до сих пор, он кажется мне продуктивным и интересным. Хотя в «Случае» идея нескольких возможностей осталась использованной не до конца. Все мы ежедневно оказываемся перед каким-то выбором, который может определить всю нашу дальнейшую жизнь. Обычно мы даже не отдаем себе в этом отчета, – по сути, мы никогда не знаем, от какой случайности зависит наша судьба: место в социальной группе, профессиональная карьера, работа. В эмоциональной сфере мы обладаем гораздо большей свободой, а в общественной зависим скорее от случайности. Есть вещи, которые происходят с нами потому, что мы родились именно такими, какие есть, с такими генами. Об этом я думал, работая над «Случаем».

Герой фильма Витек остается порядочным в любой ситуации – даже вступая с партию. Поняв, что против воли совершил подлость, он находит в себе силы взбунтоваться и не изменить себе.

Самому мне ближе всего третий вариант судьбы героя – с авиакатастрофой. Ведь смерть ждет нас в любом случае, и не важно, случится это в самолете или в постели.

Работа над этим фильмом не ладилась. Сняв, по-моему, процентов восемьдесят, я понял, что иду в ложном направлении, что идея просто механически введена в фильм – она не работает. Я прервал съемки и сделал двух- или трехмесячный перерыв, а потом переделал половину снятого ранее материала и доснял недостающие двадцать процентов. Стало гораздо лучше.


Я очень часто так делаю и до сих пор это люблю – в какой-то момент, прервав съемки, посмотреть в монтажной и на экране, как работают разные элементы. Здесь, на Западе, это очень трудно – за каждым таким шагом стоят чьи-то деньги. В коммунистической Польше было легко, потому что деньги были «ничьи». Хотя все равно следили, чтобы фильмы получались не слишком дорогими. Я всегда об этом помнил.